Цитата дня:

 

Раскрыт страшный секрет украинской нищеты


Украинцы слишком много едят

Подробнее...

Кипящая новость

 

Президент Украины опубликовал видео полета на военном истребителе

Испытываю(!?) модернизированный Су-27, - написал Порошенко в подписи к фото

Подробнее...

Учи языки!

Служил я как то офицером в славном немецком городе Магдебурге. Долго служил, года четыре познавал особенности немецкой культуры, образца конца восьмидесятых годов, но пришла пора возвращаться на родину.
Собрал я свой нехитрый скарб, забив до отказа все мыслимое пространство двух своих «Жигулей», купленных по традиции тех времен и тут же столкнулся с одной проблемой – как я смогу ехать одновременно на двух машинах?

5012

Даже если предположить езду «короткими перебежками», с попеременным возвращением то к одной, то к другой машине, то пересечь границу все равно бы не удалось два раза – тогдашняя система не позволяла. Проблема решилась в виде сопровождающего майора, зампотеха дивизиона, который, почему-то, предстал в виде моего конвоира. То есть, ему отдали в руки все мои документы, которые он мне должен был торжественно вручить уже на советской земле. Такая себе подстраховка на случай, если бы мне вздумалось потеряться где-нибудь по дороге. Замечу, что в 1991м году, такие случаи были не редки.


И вот я впервые в жизни за рулем автомобиля учусь правильно и с наименьшими потерями для здоровья машины втыкать передачи и отпускать педаль сцепления, и вот уже позади первая тысяча километров, весеннее солнышко одобрительно лыбится на панели приборов, а впереди замаячил город Краков. Мы с моим конвоиром заранее договорились устроить короткий пикник на обочине, перед тем, как попробовать не заблудиться на старинных улочках польского города, но, к своему ужасу, я никого не нашел в условленном месте. Без документов и знания маршрута, без своей же второй машины и в жуткой растерянности, я не нашел ничего более здравого, чем, после двухчасовых поисков майора, отправиться сдаваться властям в ближайший комиссариат полиции. Нужно заметить, что уже в 1991м году, деление советского народа на национальные части уже набирало свою силу. Весьма гордый своим украинским происхождением и знанием украинской мовы, я был на все сто уверен, что поляки поймут меня на родственном им языке. И вот я уже паркуюсь у здания комиссариата, тщательно задраиваю все люки и иду на поиски помощи.

Krakov

Весь следующий час мне довелось познавать всю глубину различия, между украинской мовой и польским языком. Решительно никто меня не понимал! Эти, страшно озабоченные и все время спешащие, польские полицейские сделали для меня единственное доброе дело – не арестовали, за нахождение в чужой стране без документов. Напоследок, один из представителей власти, при помощи интернациональных водительских символов и знаков, все же умудрился послать меня, вместе с моей бесценной машиной, в нужном направлении.
Уже на рассвете мне повезло, все-таки, упереться в хвост огромной, бесконечной вереницей машин, стоявших перед брестской границей. Расчёт был прост – ну не выгонят же меня таможенники обратно в Польшу!


Закончилась эта часть истории легко и просто. Расчёт моего сопровождающего был еще проще – он, оказывается, ловил меня у таможни в течении всей прошедшей ночи. Поймал! Дальше, правда, было множество других историй и приключений, но главный вывод для себя я сделал именно в тот счастливый миг нашей встречи –


Учи языки, Илья!